22:44 

3-30

Мукуро/Хибари

Изнасилование в подвале, Кёя получает изощрённое удовольствие от процесса и умоляет трахнуть его ещё.

@темы: третий тур, рокудо мукуро, подвал, насилие, хибари кёя

URL
Комментарии
2009-05-30 в 23:04 

Пятый, восьмой, одиннадцатый - ваш трэш неплох. Остальное - УГ. Не смешно даже. Есть разница между отличным стебом-флэшмобом, какой получился в фандоме СПН, и сляпанными как попало тегстами в каминтах.

URL
2009-05-30 в 23:10 

S-Sa

Пока что из всех исполнений лично мне больше всего нравится восьмой треш текст.:up:

О, вы проникли в суть художественной задумки сего шедевра! :-D

Аффтар номер восимь.

URL
2009-05-30 в 23:24 

Лучший, имхо, четвертый. Пожалуй, единственный не оос-шный. И очень неплохой стиль. :)

URL
2009-05-30 в 23:31 

читать противно. столько заявок, а вы все одну оосите.

URL
2009-05-30 в 23:46 

Гость от 2009-05-30 23:24 Спасибо, я старался.

Автор четвертого.

URL
2009-05-31 в 00:11 

Дамария
There is always something to smile about
Не знаю, считается ли это оффтопом...

Автору четвертого.

Я, наверно, откажусь от анонимности, меня слишком гложет любопытство. Могу ли я просить вас сообщить мне ваше имя? Я хотела бы знать, чьи фики отслеживать. :)

Гость от 2009-05-30 23:24

2009-05-31 в 00:21 

не мог бы ты
ммм
а можно попросить авторов 4, 5 и 8 открыться на умылку? :)

2009-05-31 в 00:27 

Дамария , Мартышка Вундеркинд , открываюсь умылом.

Автор четвертого.

URL
2009-05-31 в 00:27 

Eskarin
Пятый и Седьмой авторы
Спасибо вам огромное за проделанную работу и замечательные фанфики! Я получила огромное удовольствие во время прочтения))) :red: :red: *на каждого автора по букетику*
Если можно, откройтесь мне в умыл, пожалуйста))

2009-05-31 в 00:33 

Eskarin, вам спасибо за то, что прочитали и столь высоко оценили. Открываюсь.

Седьмой.

URL
2009-05-31 в 01:07 

Мартышка Вундеркинд Eskarin и все-все, кто оставлял отзывы - спасибо.:sunny:
Открываюсь умылом.

Пятый

URL
2009-05-31 в 02:24 

...Никто не подскажет какой я там по счету?)))

Двенадцатый.

Написал как небольшой рассказ в какой-то мере отвечающий условиям полюбившейся заявки)) (да,да я читал всё) и ещё хочу :love:
Это мой первый фанфик по KHR я старался и поэтому вышло многа и приходится дробить

Название: Сломайся и сорвись.

«Стокгольмский синдром – состояние, когда заложник влюбляется в своего похитителя».

Кабукитё* - один из районов Токио, в котором следует соблюдать особую осторожность.
Сямисэн* - традиционный японский инструмент, трехструнная лютня.

Звук такой... глуховатый. Как при ударе подушкой обо что-то мягкое.
Хибари шлепает губами, словно рыба, но не оттого, что не хватает воздуха: просто крови, наполняющей рот, нужно вытечь на асфальт. Из носа кровь тоже капает, но не так сильно. Тонфа остались где-то далеко, в соседнем переулке в куче мусора.
Дождь льет по серым улицам. Кровь течет и, смешиваясь с водой, приобретает какой-то по-детски розовый ироничный оттенок. Хочется засмеяться, но, по всей видимости, горло ему этого уже не позволит. Ах, это так непривычно!

«Интересно, эти придурки удрали? Когда вернусь, надо будет хорошенько их побить. Если вернусь», - мелькает ленивая мысль в голове Кеи, словно мутная картинка неба у него перед глазами. Глухой звук всё не прекращается. Хороший такой звук, ритмичный. Сливается с шумом дождя, бьющегося о серый асфальт улиц, стены зданий и крыши домов. Это звук ударов – пинков - которыми вот уже полчаса человек двадцать якудза осыпают его тело. До чего же смешно!
Как он оказался в Токио, и почему его избивают до потери сознания? Воспоминание длится всего лишь мгновение, а рассказ занял бы намного дольше. Если не углубляться в детали, Хибари удалось узнать, что его ребята нарвались на какую-то бандитскую группировку и, конечно, отделали всех, но…
Это самое «но» сейчас стояло перед ним, как факт.
Сегодня во время школьных занятий он получил звонок. Неразборчивый шепелявый голос бормотал сквозь нарастающий шум одно и то же слово: «Кабукитё»*. Точное местоположение Хибари не знал, но, оказавшись на месте, обнаружил Дисциплинарный комитет разбитым, а парочка его подчиненных, похоже, уже не дышала. Сознание заволокло белым туманом. Больше он ничего не помнил. Не помнил, как начался дождь. Не помнил, как вывернули запястье, и одна тонфа дугой взметнулась вверх. Как пуля попала в плечо, и из обмякшей руки выпала вторая - тоже не помнил. Кажется, Кея всё же кого-то убил. Впрочем, какая разница?
Всё с тем же равнодушным лицом, истекая кровью, под мощнейшими ударами он валялся словно тряпичная кукла, потому что мышцы уже не позволяют двигаться. Хибари очнулся только тогда, когда сломали четвертое ребро. Но он лишь усмехнулся, подумав, что бывало и больнее.
Внезапно всё прекращается. Все, кроме боли. Она наоборот становится ярче, сотней, тысячью игл впиваясь в тело. Люди в черных костюмах расступаются. Кто-то особо
разошедшийся впечатывает его лицом в асфальт, приставив к затылку пистолет.
Прибьют?
Что-то говорят. Не разобрать. Сознание отключается…

URL
2009-05-31 в 02:25 

Он приходит в себя неожиданно, резко, будто бочку бросили в ровную гладь воды. Хибари пытается разлепить веки, и ему это, кажется, удается. Однако первое, что он видит: непроглядная тьма, так что он и не уверен вовсе, открыл ли глаза или просто подумал, что открыл. Легкий плеск воды слышен отовсюду.
Кея пытается двинуться, но чувствует, что его руки и ноги крепко чем-то связаны: канатом или металлическим тросом. Точно определить в таком состоянии он не может. Слышится длинный протяжный вой. Такой ни с чем не спутаешь: это гудок парома . А за бортом шумят волны, переливаются разными цветами, и вот ему уже видны далекие ночные огни. Это, конечно, не Нанимори, не Токио, и, похоже, даже не Япония. Он слышит незнакомую речь и видит своих похитителей через узкую щель. Куда его положили? Это не каюта. Больше похоже на багажный отсек. С ним обращаются, как с мусором. Не хочется признавать, но, ощущая во рту металлический привкус от прокушенной губы, Хибари именно так сейчас себя и чувствует. Ему бы только тонфа сейчас, и он бы их всех забил до смерти.
Раненое плечо начинает ныть, и Кея удивляется, что в этом мире ещё есть люди, которые умеют хорошо стрелять.
Проем расширяется, и он слышит ещё более протяжный гудок: признак того, что паром входит в порт. Его вытаскивают, и тот час же надевают на ноги кандалы. Чего этот тип копается у его ног? «Веди давай уже!» - презрительно думает Кея, готовый абсолютно ко всему.
Морской соленый воздух почти душит. Тошнотворное ощущение.
В темном беззвездном небе светится большая желтая луна.
Руки закованы в наручники, а дуло пистолета холодит кожу между лопатками. Одно движение - и ему не жить.
Хибари сопровождают четыре человека. Раньше он раздавил бы их, как мошек, сейчас же этих четверых более чем достаточно. Сейчас он еле ногами шевелит.
Любой нормальный человек в его состоянии уже сдох бы, но вот для Кеи жизнь очень важна. Пока Кея жив, он может двигаться дальше, может повелевать своей судьбой. Плевать, что сейчас он здесь. Хибари Кея сделает всё возможное, чтобы вернуться, и никогда не даст себя сломать.
На глаза надевают черную повязку, и, спустя тридцать шагов, его сажают в кресло, скорее всего в какой-то микроавтобус. По гудению мотора и близости дыхания его похитителей, Кея определяет, что так оно и есть.

URL
2009-05-31 в 02:25 

Микроавтобус останавливается. Ткнув в спину Хибари ствол, его ведут по городским улицам, толкая, когда возникает необходимость свернуть.
Жаль, что он даже не знает, где находится.
Вокруг разговаривают на непонятном языке. Похоже, что на английском. Хибари не знает английского, поэтому презрительно молчит. Впрочем, к нему все равно никто не обращается. Краем уха он улавливает легкую, едва знакомую музыку: кто-то играет на сямисэне*. Оттуда же раздается смех и женские голоса. А ещё едва уловимо тянет запах американской выпивки и саке.
Хибари едва заметно морщится. Он уже знает, куда его ведут.
Как и ожидается, они поворачивают к зданию. По всей видимости, одному из тех нелегальных японских ресторанов, на которые правительство не может не закрывать глаза.
«Само собой, раз его посещают такие люди, которые способны по своей малейшей прихоти пересечь океан на пароме со связанным подростком в багажном отделении», - мысленные рассуждения Кеи нарушает скрип открываемых дверей и резкий толчок вперед, туда, где со всех сторон его окружают звуки и запахи. Шаги сопровождающих ускоряются, и совсем скоро они оказываются так далеко от шумного зала, что Хибари больше не слышит звуков веселья. Они спускаются по лестнице вниз. Его похитители снова говорят по-английски, но на этот раз речь на удивление четкая, и даже тон сменяется на официально-деловой. Их прерывает на удивление знакомый голос:
- Ойя, кого я вижу! Какими судьбами Хибари-кун?!
Кею передергивает от тех ноток ехидства и иронии, что сквозят в голосе человека, расположившегося напротив. Хибари узнал бы этот голос из тысячи, из миллиона: никогда ему не забыть того унижения, что он испытал по вине этого парня. Рокудо Мукуро, собственной персоной. Склоните головы и падайте ниц!
Естественно, что ответа Хибари на этот вопрос не следует. Да и зачем ему отвечать, если подчиненные Мукуро, а это именно они, уже детально описали всю ситуацию и положение, в котором он оказался? Вероятно, Мукуро сейчас наслаждается каждым мгновением своей власти над его жизнью.
В тишине раздаются шаги.
Длинные тонкие пальцы касаются его щеки и не торопятся исчезать.
- Знал бы ты, как мило сейчас выглядишь.
По голосу Хибари точно может определить, что ублюдок улыбается.
И всё же он будет его игнорировать, хотя вряд ли Рокудо страдает от недостатка общения. Так и есть.
- Ну что ж, очевидно мои ребятки славно тебя потрепали, раз ты даже говорить не можешь, бедняжка, - прикосновение пальцев исчезает, но тут же Кея чувствует движение у затылка, и в следующий момент повязка исчезает с его глаз. В чьем бы теле он ни находился, именно сейчас, перед ним, иллюзия позволяет Мукуро быть в собственном облике. Само подвальное помещение напоминает солидных размеров казино, о легальности которого можно было даже не думать.
В руках Мукуро держит небольшое зеркальце, с которого на Кею смотрит его собственное лицо: бледное, запачканное кровью, с диким взглядом ледяных серых глаз.
- Тебя бы переодеть надо, - замечает Мукуро, оглядывая тело Хибари. Тот, мягко скажем, выглядит неважно: не считая пунцовых синяков и опухших ран, вся его одежда, особенно белая рубашка, изодрана, покрыта запекшейся кровью, и представляет собой не самое стерильное зрелище. Но как только Мукуро тянется, чтобы расстегнуть верхнюю пуговицу, Хибари дергается, едва не заехав лбом ему в лицо. Естественно, охрана оказывается проворней, и вот, с уже заломленными за спину руками, Хибари в который раз оказывается придавленным лицом к полу. Кровь стекает тонкой линией по виску на пол. Как патетично.
- Kifufu~ ну что же ты такой нетерпеливый?
- Только выкинь что-нибудь – забью до смерти! – сквозь зубы шипит Хибари.
- Что, правда? Кея, ты сейчас не в том положении, чтобы диктовать мне свои условия, - не дожидаясь ответа, Мукуро быстро и точно засаживает ему в живот, почти не задев сломанных ребер, - В отличие от меня. Но сегодня я добрый. Поэтому я не сделаю тебе ничего плохого, kifufu~ ну почти. Разве что…
Краем глаза Хибари видит, как дорогие кожаные сапоги останавливаются в нескольких сантиметрах от его головы. Тут же его резко дергают за волосы, и Кея шипит снова, но в этот раз боль сменяется другим чувством, чувством, которое, Хибари думал, давно покинуло его: это страх. Теплые губы касаются его губ, а язык уже во всю исследует самые потаенные уголки его рта. С примесью страха и отвращения Хибари дергается, в то время как чужие руки шарят по его изнеможенному телу. Когда первый шок сменяется осознанием факта того, что сейчас происходит, Хибари свирепеет.
- Kiiiii!!! Дерьмо! Сукин сын! – Мукуро резко отстраняется. По его губам, смешавшись со слюной, стекают густые капли багряно-красной крови.
«Только укус?» - Хибари чувствует разочарование. Он искренне надеялся оттяпать Мукуро губу, а то лучше и обе разом. Неожиданно громкий смех сотрясает казино. Смеется, разумеется, Мукуро.
- Ладно, так уж и быть. Будем играть по твоим правилам. Не хочешь по-хорошему – будет по-плохому. Тащите его в подвал! – Мукуро пару раз хлопает в ладоши. Тут же Хибари подхватывают и волокут куда-то в задние коридоры, и грубо, безо всяких предупреждений выбрасывают на холодный каменный пол.

URL
2009-05-31 в 02:26 

В подвале хоть и чисто, и горит свет, но просто отвратительно воняет пластиком и, несмотря на холод, от раскаленных труб идет адский жар. В проеме появляется Мукуро. Хибари пробует приподняться, но мощный пинок отшвыривает его на пару метров, ближе к горящим трубам.
- Приятно? – Мукуро смотрит на него и улыбается. Ласково так, почти нежно. Как будто только что преподнес ему любимые шоколадные конфеты и завтрак в постель.
Хибари харкает кровью. Только эта садистская тварь может делать подобное с таким выражением лица.
- Я ещё могу, - Мукуро вцепляется пальцами в раненое плечо Кеи и начинает его теребить. Хибари пытается вцепиться в мучителя зубами - чем угодно, - но получает хорошо скоординированный удар в челюсть, и не может сдержать крика, когда пальцы проникают внутрь, разрывая мышечную ткань и медленно, растягивая удовольствие, вытаскивают из раны злополучную пулю десятого калибра. Хибари тяжело дышит. Боль. Расслабление. Удар. Снова боль.
- Ты больной маньяк, - Кея не говорит это, а шепчет губами, потому что разговаривать уже не может. Но Мукуро его понимает. Понимает и улыбается. Самой очаровательной из своих улыбок.
- В таком случае, Хибари-кун.., - он наклоняется к уху Кеи и убирает с его лица растрепавшиеся волосы. В тот же миг в разуме Хибари по чужой воле возникают слова:
ТЫ МОЯ ЖЕРТВА.
Горячий язык лижет ушную раковину и начинает спускаться ниже: оставляет засос на шее, а затем и на ключице. Мукуро с удовлетворением рассматривает плоды своей работы.
- Надо же, а тебе идет, ты сразу начинаешь выглядеть таким… доступным!
Хибари яростно дергается, но ноги отказывают. Он падает на пол, оцарапав щеку о подвернувшийся выступ. Мукуро, ухмыльнувшись, вытягивает из кармана связку ключей. Пара поворотов - и кандалы, сковывавшие ноги Кеи, с тревожным звоном падают на пол.
- Не сопротивляйся, тебе же будет лучше!
Кея не любит двусмысленные выражения. Сейчас он всецело погружен в свои попытки снять иллюзию со своих ног.
Мукуро это не нравится.
- Повернись.
- Да лучше я сдохну!
Глаза Мукуро сощуриваются так, словно бы именно этих слов он ждал. Резким ударом в бок он заставляет тело Хибари перевернуться и, особо не церемонясь, спускает с него штаны. Хибари шипит и пытается извернуться, но Рокудо хватает его за волосы и бьет виском о стальную трубу: будь она горячей, на лице Кеи остался бы выразительный ожог, а так он всего лишь ненадолго оглушен. Однако и этого хватает Мукуро, чтобы, раздвинув Хибари ноги, войти в него без всякой подготовки, резко и быстро. Когда он замечает, что Хибари приходит в себя, то срывает ткань рубашки с его ран и отшвыривает заляпанную форму прочь. Больно. Хибари не может даже прикусить губу, настолько боль сводит его с ума. Боль и удовольствие.
-Убъю! Слышишь?! Я убъю тебя Мукуро!!! – орет он так сильно, как только позволяют ему легкие. О боже, сколько ярости клокочет в нем. На гордость, опьяневшую, словно девчонка от крепкого вина. На смутившийся разум. На ощущение того, что старый мир вдруг разрушился, разбился на мелкие кусочки.
Наручники звенят в такт движениям Мукуро. Звон. Звон. Это тоже музыка. В ней тоже есть свой ритм. Как правило, ускоряющийся.
Рука вдруг спускается по его бедру и, касается… Нет, нет, нет! Черт возьми Мукуро!!! Хибари не то вздыхает, не то всхлипывает: слишком тихо, чтобы разобрать. Когда Мукуро изливает в него свое семя, то понимает: Кея потерял сознание. Это открытие настолько невероятно, что Мукуро хочет нагнуться и поцеловать своего сверхчувствительного партнера, но передумывает. Вместо этого он переворачивает Кею лицом к себе, чтобы лишний раз убедиться в том, насколько сильно тот изранен. Это действительно что-то.

URL
2009-05-31 в 02:27 

Хибари открывает глаза. Над головой незнакомый потолок. Вокруг свисающей на тонком шнуре лампы вьется мотылек. Хибари вскакивает, но чужое теплое тело прижимает его обратно. Рокудо Мукуро. Этот урод все ещё никуда не ушел.
Мукуро хихикает:
- А ведь я могу читать твои мысли при столь тесном контакте.
- Я знаю, - говорит Хибари безо всякого эмоционального окраса. Неприятно об этом думать. - Я тоже.
- Прекрати…
Мукуро впивается в его губы. Больше такой ошибки, как позволить себя укусить, он не допустит. Поцелуй превращается в изощренную борьбу, в которой он с легкостью становится победителем.
Рокудо подхватывает Хибари и вжимает его в стену, так что Кея не может определиться что хуже: жар от труб или холодная каменная поверхность.
Второй раунд начинается.
Хибари тяжело дышит, его бедра двигаются в такт движениям Мукуро. Возле рта видна легкая полоска слюны, оставшаяся после недавнего поцелуя.
Мукуро полностью сосредоточен. Кея возбужден. Он царапает спину Мукуро, оставляя длинные кровоточащие полосы. Когда темп движений начинает ускоряться, Кея не выдерживает и впивается зубами Мукуро в плечо. Место укуса кровоточит, но Хибари не спешит отстраняться. Запах и вкус крови и кожи Мукуро словно наркотик . «Ещё, ещё, ещё!»
В этот раз они кончают вместе, Хибари чуть раньше, со стоном наслаждения. Почему-то Мукуро думает, что Хибари уже делал это до него, но не может найти подтверждения в сознании Кеи, который ни на секунду не снимает свой ментальный щит.
- Не останавливайся, - Хибари просит тяжело дыша.
- Kifufu, что с тобой Кея, ты хочешь продолжения? – Мукуро дразнит его. Но вздрагивает, когда Хибари сильно кусает его за мочку уха.
- Пожалуйста, - Кея почти умоляет его. Так искренне, как никогда прежде не обращался даже к богу, - Мукуро…
- Ойя! Знаешь, - вдруг говорит он, - А я передумал.
Хибари не верит своим ушам. Его притащили сюда, изнасиловали, избили, а теперь этот ублюдок говорит, что «не хочет». Кея клянется задушить Мукуро. Сейчас - самый удобный момент.
Кея толкает Мукуро, садится на него сверху и стягивает рубашку.
- Ты что, оглох? – Хибари сверлит Мукуро взглядом. - Я сказал, трахни меня, черт возьми!
- Тогда почему бы тебе для начала не поработать языком?
Да, румянец на щеках Хибари Кея сложно представить, но он имел место быть.
Спрашивает ли себя Хибари, о чем он сейчас думает? Не спрашивает. Он не думает. Он действует.
Мукуро вздрагивает, закрывает глаза и кусает губы. Он и не ожидал получить согласия на эту маленькую любезность, но люди порой полны сюрпризов. Хибари останавливается. Мукуро смотрит недоуменно, но только для того чтобы обнаружить, что чужие губы пропали, и теперь сам Хибари пытается насадиться на его член. Вздыхает. Хибари чувствует как два пальца касаются его губ.
- Оближи, - шепчет властный голос. И Хибари облизывает. Рука Мукуро начинает ритмичные поглаживания, а пальцы находят маленькую дырочку и растягивают её. Там Хибари ещё нежный – не ребенок, но ещё не совсем взрослый, поэтому оба пальца проходят легко. Хибари стонет, когда пальцы Мукуро касаются его простаты. И разочарованно вздыхает, когда тот вынимает их. Мукуро некуда торопиться. Он входит медленно, наблюдая, как Хибари выгибается в его руках. Всё сплетается. Хибари тяжело дышит, Мукуро кусает его за сосок, а затем облизывает. Кею сносит с катушек. Он ускоряет ритм, словно взбесившаяся гиена кусает все открытые места на теле Мукуро - тот лишь смеется. Эта нескрываемая страсть, и эта ночь в подвале японского ресторана запомнятся им надолго.

Хибари открывает глаза и видит свой кабинет. Вот уже две недели прошло, как он вернулся домой из больницы. На раненое плечо врачи наложили более пятнадцати швов, и лечение благодаря своевременно оказанной медицинской помощи проходит без осложнений.
Хибари вспоминает, как тем же утром Мукуро отправил его ближайшим пассажирским рейсом обратно в Японию, на прощание не проронив ни слова. В конце концов, он ведет себя как обычно. Кея подходит к окну и смотрит вниз, на незакрытые школьные ворота. Только в одно Кея не хочет верить: в то, что там, внизу, у входа он видит Рокудо Мукуро.

URL
2009-05-31 в 02:30 

бля, опять. и столькабукафф! ниасилил.

URL
2009-05-31 в 02:45 

Нормальнобукафф. Осилил. Автор случайно по Белому Кресту не фанатеет?

URL
2009-05-31 в 03:08 

автор(черт знает какой номер) не фанатеет, иначе бы до него сразу доперло что это такое)

URL
2009-05-31 в 03:13 

Гость 2009-05-31 в 03:08
Наверное, имелся ввиду Weiss Kreuz...

2009-05-31 в 03:20 

автор(черт знает какой номер)
Не вижу связи с этим пэрингом :kto: по Weiss Kreuz я фики никогда не писал, но аниме досмотрел. Вообще пишу мало)

URL
2009-05-31 в 03:20 

Просто в фандоме этого аниме очень любят стокгольмский синдром и такой стиль изложения ^^

URL
2009-05-31 в 03:23 

Не только синдром и не только стиль. Я в фике обнаружила типичный ШуРан - а это не совсем то, что хочется видеть на Реборн-кинке.

//Гость с вопросом о БК.

URL
2009-05-31 в 03:29 

автор(черт знает какой номер)
О, буду иметь в виду). Насчет стиля изложения не знаю, но стокгольмский синдром определила бета по моей обобщенной характеристике)

URL
2009-05-31 в 03:29 

после комментов о ВК, я пошла и просмотрела текст.
и правда, есть что-то такое :susp:

2009-05-31 в 03:36 

для статистики: я тоже вижу ШуРан.:nope:

URL
2009-05-31 в 03:37 

Если подумать, в Мукуро есть что-то от фанонного Шульдиха, так что это не удивительно)

2009-05-31 в 03:41 

Но Хибари-то не Ран. И вот это уже подозрительно)

URL
2009-05-31 в 03:43 

И Мукуро совсем не Шуль. Стереотипы, таскаемые из фэндома в фэндом - зло.

URL
2009-05-31 в 08:10 

автор(черт знает какой номер)
фанфиков я по Weiss Kreuz не читал. А в дополнение к прочему сейчас не могу вспомнить по именам даже лица персонажей О_о так что я могу сказать лишь одно: даже если и напоминает, то автору такое сходство до фени) По заявке писал к заявке выдал. Единственное что меня раздражает, так это то, что фактически меня сейчас обзывают дубликатом того, к чему я даже косвенного отношения не имею. Напрашивается вывод: учитесь переключаться от одних образов к другим и развивайте фантазию. Лично я в своем фике не могу представить других персонажей, кроме Мукуро и Кея.

URL
   

Kateikyoushi Hitman Reborn KINK FEST

главная